Письмо о борьбе с туберкулезом

Советую всем прочитать )

22-летняя Айгуль Кусаинова написала трогательное письмо о своей борьбе с болезнью и о благодарности к врачам, однако прочесть его они смогли только после смерти девушки.

Текст опубликовали в сообществе «Костанайские новости» в ВК. Айгуль рассказала, что жила в поселке вместе с родителями, после окончания университета устроилась учителем русского языка и литературы в казахских школах. Девушка с головой погрузилась в работу, времени на свое здоровье и личную жизнь совсем не осталось: уже на третьем курсе университета она начала чувствовать недомогания, однако не придала им значения.

«Признаки болезни начали проявляться после вручения диплома, а это было летом прошлого года, я стала очень плохо себя чувствовать, в глазах все двоилось, тяжело было ходить, частая слабость, когда разговаривала, менялся голос, что было очень странным, и челюсть немела. Я обратилась к окулисту, врач прописала мне капли для глаз, сказала, что у вас двоение в глазах от компьютера», — говорится в письме.

В ноябре 2015 года Айгуль обратилась к эндокринологу. После сдачи анализов доктор поставил диагноз тиреотоксикоз, что означает проблемы с щитовидной железой. Девушка начала лечение, однако ей становилось все хуже. Ходить становилось тяжелее, но Айгуль продолжала работать.

«Позже на приеме я рассказала все, что меня беспокоило, и врач поставила под вопрос диагноз «миастенический синдром», то есть слабость мышц, редкое заболевание, на сколько мне известно, и назначила консультацию с невропатологом. Неврапотолог назначила сдать анализы, и я поехала домой. Дома ночью мне стало очень плохо, мне было очень тяжело дышать, я задыхалась, не могла глотать, даже пить воду, местный фельдшер ставила систему, делала все возможное для того, чтобы хоть немного мне помочь, к этому времени я уже плохо двигалась, мама мне помогала во всем, одевала, обувала, спать я тоже не могла, в общем, я не разговаривала, а писала на листочках, не ела, не пила, не спала около 4 дней. В промежутках между этим мы поехали в Рудный к тете, чтобы от нее вызвать скорую помощь. Приехала скорая, забрала нас в городскую больницу, там нам сказали, что у вас все хорошо, просто легкая пневмония, мама просила их, чтобы они положили меня к ним, на что сотрудники не согласились и отправили нас домой. Позднее мы узнали, что они не приняли нас из-за того, что у нас не было городской прописки», — написала Айгуль.

В больнице Затобольска лечь на стационарное лечение также не удалось.

«В ЦРБ врачи отправляли нас из одного кабинета в другой, представьте, я еле хожу, потому что мышцы очень ослабленные, и худая, как скелет, к тому же не могу разговаривать, а они отправляют меня с этажа на этаж, не могут определить диагноз, в итоге, врач, написав что-то в моей медицинской книжке, отправляет нас обратно домой, прописывая таблетки, какой-то абсурд, я не могу даже чайную ложку воды выпить, а они прописывают таблетки.
Приехав домой, я была на грани жизни и смерти, родители на грани нервного срыва, ужас, словами это тяжело описать, и вдруг звонок по телефону, дальняя родственница живет в Житикаре, у нее дар лечения людей, спрашивает обо мне, сказала, чтобы я к ней приехала. У родителей шок, какая еще Житикара. Папа был в этот на работе, мы с мамой оставались одни дома, вечером какие- то неведомые силы просили меня поехать в Житикару, к той самой женщине, около двух часов я уговаривала маму позвонить брату, чтобы он меня отвез к ней. 11 часов , в машине брат, дядя, мама и я, едем в Житикару, почти 250 км от Рудного. На свой страх и риск в 2 часа мы были на месте. Хорошо, что там живет родная моя тетя, папина сестренка. Через некоторое время пришла она, начала меня лечить, вроде полегчало, но потом стало очень плохо, задыхалась, не могла дышать, к тому же еще не было сил кашлять, из-за собравшейся мокроты забились все мои дыхательные пути. Вызвали скорую помощь, через некоторое время пришел он, мой спаситель, врач-реаниматолог Акимов С. П., который на свой страх и риск взялся за меня», — рассказывает Айгуль.

Два дня девушка пробыла в реанимации. Айгуль испытывала сильные боли, из-за них пациентка даже просила сделать ей какой-нибудь «смертельный» укол. Только мысли о близких поддерживали в девушке желание жить.

На следующий Айгуль отвезли в областную больницу.

«Когда меня привезли в реанимацию областной больницы, я была еще в сознании, и мне показалось, что это все как будто со мной было, то есть дежавю, и эта женщина, лежала стонала на кровати, которая находилась напротив моей, и другие пациенты казались мне знакомыми. Я начала опять задыхаться, через некоторое время…. Я уже не человек, а как- будто квадратик, вроде плазмы, нахожусь в каком–то непонятном измерении, похожем на какое-то двухэтажное здание, где еще много таких же квадратиков, как я, через некоторое время я увидела маленькую белую дырочку и хотела туда пойти к ней, но они меня не пускают, вдруг как будто двери автобуса открылись, и несколько квадратиков вышли из здания, после нескольких попыток я все-таки вернулась в сознание. Пришла в себя, во рту большая труба, которая дышит за меня, об этом я узнала позднее, в носу трубка, через которое меня будут кормить, называется энтеральное питание, вкуса еды не чувствуешь, но самое главное, что хоть еда попала внутрь организма. Пролежала там почти две недели, постепенно начала восстанавливаться, когда меня перевели в другое отделение, я была очень счастлива, я действительно только сейчас поняла, что счастье — это то, что ты можешь дышать, пить, есть. Счастье — это то, что рядом есть твои мама с папой, родные и близкие тебе люди, которые не бросили тебя в трудную минуту, а наоборот протянули руку помощи. Когда в первый раз попробовала рисовую кашу, она показалась для меня самой вкусной едой в мире. Сейчас только поняла, что нужно ценить то, что у тебя есть, любить жизнь и всегда верить только в хорошее, держать чистыми свои мысли и делать добро, и не ждать, что оно сиюминутно к тебе вернется», — призналась девушка.

В завершении письма Айгуль поблагодарила врачей, вернувших ей надежду и поставивших точный диагноз — миастенический криз. Однако эти искренние слова доктора смогли прочесть только после смерти девушки — 12 июня 2016 года Айгуль Кусаинова скончалась.

Читать 5 комментарии

Добавить комментарий




Настойка прополиса с пчелиным подмором от КОРОНАВИРУСА